КОГДА ЗАКОНЧИТСЯ РОСТ ЦЕН В РОССИИ? Евгений Фёдоров и Леонид Холод на НСН


Добрый день, уважаемые коллеги, мы рады приветствовать вас на площадке информационного агентства «Национальная служба новостей». Сегодня у нас состоится онлайн пресс-конференция, посвященная резкому подорожанию продуктов питания в России. Я представляю вам наших спикер: заместитель министра сельского хозяйства России профессор, доктор экономических наук Леонид Иванович Холод. А так же член комитета ГД по бюджету и налогам Евгений Алексеевич Фёдоров.


Леонид Иванович, начнём с Вас, интересно Ваше мнение о причинах прогнозируемого роста цен на продукты и фактического, который уже зарегистрирован. Как Вы считаете?


Леонид Холод: У всех подорожаний, всех продуктов питания, есть общие причины. Это конечно и обесценивание рубля на нашем рынке. Несмотря на импортозамещение, несмотря на то, что своё производство нарастало, сохранилось присутствие довольно большого количества импортной продукции. И она так или иначе давит на цены, по уже иному курсу - это раз, и второе - огромное количество сельхозпродукции у нас выращивается из импортных семян, с применением импортного оборудования. Перерабатывается тоже часто на импортном оборудовании, которое ремонтируется и обслуживается импортными запчастями.


Помимо этого, есть очень серьёзный фактор - это подорожание продуктов питания на внешних рынках. Так или иначе, внешние рынки на РФ давят. Россия - участник мирового разделения труда, в частности мы довольно много зерна экспортируем. Если на внешнем рынке зерно дорожает, а зерно - это нулевая точка в масштабе цен, в агропромышленном комплексе это влияет на всю систему цен, на весь масштаб цен, на продовольствие. И есть ещё факторы чисто экономические, дело всё в том, что последние годы снижаются доходы и соответственно покупательная способность, последнее время они не снижаются так активно, но и растут не особо сильно.


Есть такой экономический закон: чем ниже доходы населения, чем больше в потребительской корзине людей занимают продукты питания, тем быстрее дорожает базовый набор. Всё что мы говорим - подсолнечное масло, картошка, морковка, яйца, это базовый набор. К сожалению, есть такой. Недавно были опубликованы данные о росте цен, и нужно обратить внимание на одну простую вещь. Там, где в карманах населения продукты питания занимают наибольший вес, там, где доходы ниже, там и цены росли. Это связано с эластичностью спроса и с законами эластичности.


- А почему так получается, что когда доходы падают, дорожает базовый набор? Повышается спрос?


Леонид Холод: Повышается спрос. Дело в том, что инфляция в целом неоднородна. Инфляция, по всем потребляемым в народном хозяйстве продуктам, предметам, средствам производства – одна. По потребляемым населением материальным ценностям она выше, среди материальных ценностей выше предметы первой необходимости, из них выше всего инфляция у продуктов питания, где в свою очередь самая высокая инфляция на базовый набор.


- Евгений Алексеевич, Вам слово. Что законодатели думают по этому поводу и как смотрят на эту проблему? Есть ли уже какие-то инициативы по решению проблем?


Евгений Фёдоров: Во-первых, я согласен с анализом в целом. И в том числе с точки зрения макроэкономики есть прямая связь с удешевлением рубля относительно доллара. Это влияет на цены. Мы об этом сразу сказали, как только доллар пошёл вверх. Первое удешевление, я помню ещё 6 лет назад, тогда доллар стоил где-то 30 рублей. А сейчас произошло и второе удешевление, год назад. И то и другое естественно сказалось на ценах. Давайте просто посмотрим структуру цен на продовольственные товары. Если мы посмотрим структуру цен, как цена формируется для производителя, то мы увидим два важнейших качества.


Во-первых, для крупных товаров производителя, структура цен формируется исходя из того, что они в офшорах т.е. формируется цена и доход в международной юрисдикции, а не в российской. Российская юрисдикция является только элементом формирования своего дохода. Это так называемый макроэкономический показатель, о котором заговорили только после референдума прошлого года. Если посмотрим на текущую структуру цен, на то, как она формируется, мы увидим, что не поменялась, из этой структуры цен, пожалуй, только зарплата работников сельского хозяйства. Я привязываюсь к росту цены доллара. Всё остальное соответственно поднялось.


Мы понимаем, что даже если техника производится в России, то откуда комплектующие, откуда инвестиционные механизмы этой техники? Они находятся привязанными к доллару. Соответственно не сразу, но с отставанием на полгода, на год, идёт рост затрат на технику. Как и вложения, в том числе цена земли, она меньше, но тоже начинает подтягиваться к долларовому эквиваленту. Т.е. вся основная структура начинает подтягивать цены. Да, действительно, цена на мировом рынке меняется, растёт, автоматически снижает цену (рубля) в России. Опять же, прибыль формируется в офшорах. Соответственно, для компаний выгоднее заниматься экспортом и в российском сегменте автоматически снижается объём поставок на полки, повышается цена.


Общее правило такое - Россия в однополярном мире провинция США. Владимир Владимирович Путин абсолютно правильно говорил. Соответственно, общие экономические правила у нас провинциальные. Мы не формируем основные подходы этих правил, мы просто подтягиваемся, в том числе в ценообразовании. Каков выход? Да, правительство включило предусмотренные законом временные правила регулирования. Эти правила предусмотрены антимонопольным законодательством. Сначала они были настроены на рост отдельных сегментов цен на 30 %. Мы эти правила поменяли, сделали их более гибкими, но они не работают в долгосрочном ключе. Они работают в коротком периоде времени. Так в законе и прописано - 3 месяца, максимум полгода. Почему? Потому что если мы начинаем регулировать цены в торговле, то автоматически в рыночной экономике поставщик предпочитает эти товары, которые становится невыгодно поставлять, менять на более выгодные.


Например, макароны дешёвых сортов для него становятся невыгодны, он начинает либо производить макароны дорогих сортов, либо уходит в другую отрасль сельского хозяйства, и вообще в другие отрасли, не обязательно сельского хозяйства. Это не сразу, но сказывается на наполнении полок в соответствующих сегментах. Именно поэтому такого рода государственное воздействие предусмотрено в коротком периоде времени. Дальше оно перестаёт работать. Потому что просто приводит к опустению полок. Таким образом, если нам не нравится рост цен, то во-первых, надо использовать действующие правила Конституции, по которым ЦБ должен обеспечивать курс рубля. Тот рост пропорции рубля с долларом был в силу необеспечения норм Конституции и закона по обеспечению соответствующего курса рубля.


Почему это было сделано? Это отдельный разговор. Это первый момент защиты. Второй момент. Надо перестраивать всю экономическую модель, проводить деофшоризацию, о которой говорит президент, менять механизм инвестиционного характера, т.е. обнулять процентную ставку, менять принципы работы ЦБ, национализировать капитал. Я имею в виду переводить его в национальную юрисдикцию. Для этого надо проводить судебную реформу, реформу собственности. Весь комплекс мер, который намечался при референдуме прошлого года. Но на сегодняшний день он не реализован. Идеи референдума пока не реализованы в нормативном ключе. Кроме того, референдум не довёл до конца вопрос суверенитета. Мы должны выходить на второй этап конституционной реформы, затрагивающей первую и вторую главу. В тех проблемах, которые мы сегодня рассматриваем, отражаются, как в капле воды, проблемы российской экономики образца 1991 - 93 годов, которая нас не устраивает с точки зрения суверенитета, с точки зрения обеспечения национальных интересов.


Второй этап реформы, объявление референдума, придётся проводить, и только тогда мы решим эту проблему. И не только эту, но и ещё сотни проблем, которые накопились как в экономике, так и в политике.


Леонид Холод: Я хотел бы добавить к тому, что сказал Евгений Алексеевич. Ещё нужно всеми силами снижать технологическую зависимость промышленного комплекса. Это совершенно ненормально, когда, казалось бы, российское сельскохозяйственное производство критически зависит от завоза семян, комплектующих и прочего. Для справки: по сахарной свекле, например, более 70 % семян - импортные. Более 90 % племенного яйца - импортное. Многие свинокомплексы, птицефабрики работают на импортном живом посадочном материале, я уж не говорю про оборудование.


Есть доктрина продовольственной безопасности, есть хорошие результаты её реализации. Страна сегодня не зависит от поставок извне того или иного критического вида продовольствия, которое здесь, в стране, производится. Но при этом нужно понимать, что во многих сферах того, что производится здесь в избытке и поставляется на экспорт, фактически, переводя на автомобилестроительный язык, это сборочное производство. Именно поэтому, когда повышается курс валюты, например, сразу начинает расти цена на российское продовольствие. Все удивляются, ну как же так, цена растёт и валюта растёт! Мы же не покупаем ничего за рубежом! Да, мы не покупаем, но так получается что мы и хлеб, и свеклу, и масло, и семена, и мясо выращиваем с совершенно огромным участием импортных комплектующих. Это неправильно, ненормально.


Евгений Фёдоров: Раз у нас получается небольшая дискуссия, я хотел бы опять поддержать абсолютно точные формулировки. Но дальше, у меня как у человека, который занимается и в комитете по бюджету, сразу возникает ответ. Как можно решить проблему абсолютно точно подмеченной технологической зависимости сельского хозяйства, и по семенам, и по племенным делам и по всему остальному? Два варианта. Первый вариант - это государственная поддержка и государственные расходы. Может ли российский бюджет позволить себе реальные государственные расходы, которые позволят решить эту проблему? В рыночной экономике реально. В бюджете это расходы на бизнес.


Подчёркиваю, это расходы на бизнес, и они всегда будут конфликтовать с социальными расходами. Всегда, на всех выборах, депутаты будут говорить: «Мы не хотим отнимать деньги у пенсионеров, у детей, у социалки, для того, чтобы давать бизнесу. А если хотим, то небольшую часть, которая не решит проблемы». Поэтому этот вопрос должен решаться в рамках рыночной экономики. Должно быть выгодно инвестировать в эти производства, хотя эти производства требуют огромных капитальных вложений. Эти производства достаточно централизованы, это не маленький колхоз, совхоз или фермерство. И вот это как раз и есть решение проблемы за счёт общего изменения типа экономики на национально-инвестиционную. Президент об этом говорил в послании 2012 г.


Если мы обнуляем процентную ставку ЦБ, в результате мы получаем удвоение инвестиционного потенциала страны. В экономику, по нашим расчётам, начинает поступать около 50 триллионов рублей, при обнулении процентной ставки, во все сектора экономики, в том числе и в сельское хозяйство. Естественно, это будут серьёзные инвестиции, которые позволяют на рыночных условиях, при государственном управлении, поднять и эту часть экономики, под названием науко-затратная часть сельского хозяйства. Так что это абсолютно точная оценка. Но решается всё, опять же, в силу общего изменения структуры макроэкономики. Во что мы все и упёрлись.


Основная проблема нашей экономической модельности - что она называется недоразвитой экономикой или развивающейся экономикой. Когда мы на это пойдём? Тут уже политический вопрос. Мы можем взять территорию России и сравнить, сколько мы потребляем ВВП мира и сколько производим, на этой территории, ВВП мира. И мы увидим, что разница приблизительно в 4 раза. Мы производим в 4 раза больше ВВП, на нашей территории, чем имеем его в потреблении. В силу того, что центры прибыли находятся за рубежом, в офшорах. Мы только обеспечиваем иностранные центры прибыли. Таким образом, если мы меняем эту пропорцию, мы, естественно, получаем противников, которые, на сегодняшний день, получают доход в три раза больший, чем получает вся Российская Федерация, со всем её народом и экономикой.


Понятно, что они не хотят этого. Отсюда эти процессы с Навальным, демарши американского президента, Европы и т.д. Логика такая же, как в период ВОВ, когда другими методами шла борьба за суверенитет. Эту логику надо понимать. Именно поэтому велика роль народа, без референдума эти вопросы не решить. Поэтому Путин предложил референдум. Другое дело, что он не достигнул цели, но надо дожимать, в том числе и народу, который реализует свои права через референдум, это право на власть, прописанное в Конституции. Вот как скоро можно решить эту проблему. Через мелкий этап мы привязываемся к большой проблеме, которую придётся решать, так или иначе.


- Вы говорите о привлечении инвестиций, а у нас есть в стране кому инвестировать или опять получится, что инвестирует зарубежный предприниматель, который создаст для себя базу сбыта своего сырья?


Евгений Фёдоров: Если в стране инвестиции, если конечный кредит под залоги, т.е. инвестиционные кредиты, которые выдают российские банки, исходя из политики ЦБ, у нас даже при снижении всё равно нормы на 4 % больше, чем за рубежом. Нормы регулирования - Базель 3, выше. Конечный кредит, в том числе и инвестиционный, порядка 15 %. Это ноль, это неконкурентный кредит. В практическом плане он не работает. Иностранный кредит, который его замещал долгое время и замещает сейчас, хоть и в меньшем объёме, и является источником инвестиционных средств. Решение проблем инвестиций решается только путём обнуления процентной ставки. Ничего нового не надо придумывать. 40 стран на этом работают. Обнуление процентной ставки, может даже минус, как в Дании и Швеции.


Нужно обнуление процентной ставки, снижение норм регулирования, до европейских, убрать Базель 3, в том числе. В результате получим конечный инвестиционный кредит – 2 - 2,5 %, что не сложно сделать, с точки зрения технической, не с точки зрения политической, что и означает появление мощнейшего потока национальных инвестиций. При этих параметрах, я назвал цифру порядка 50 триллионов рублей. Это полностью закрывает вопрос с инвестицией экономического роста. Сейчас мы падаем в экономике на 3 % в год, а в этом случае мы будем расти 5 – 9 %. И это только первая часть. А дальше эмиссия за счёт национальных активов. У нас треть природных мировых богатств. В дальнейшем возникает только усиление этой линии.


Но изменение типа капитала - значит другие люди. Это уже не Потанин с Дерипаской, а какие-то новые люди, которые будут расти в условиях национального инвестирования, за счёт своих активов и залогов. Потому что активы выступают как залоги в системе инвестирования в экономику. А это уже вопрос политики. Представляете, что сейчас одни люди как бы являются владельцами России и стоящие за ними международные институты, банки, английское право, судьи и т.д. И как Вы понимаете, те люди совсем этого не хотят.




5 марта 2021 года БЕЛРУСИНФО

Просмотров: 138Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все