• fleurdorange6

О ПРИЛЕПИНЕ, ЛАВРОВЕ И ВЫСКАЗЫВАНИИ СОЛОВЬЁВА О НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОМ ДВИЖЕНИИ

Пост обновлен февр. 17


Депутат Государственной Думы Российской Федерации Евгений Алексеевич Фёдоров в интервью каналу БЕЛРУСИНФО 14 февраля 2021 года рассказал об американском проекте "Прилепин", о моментах своей службы в Афганистане, прокомментировал заявление Лаврова и высказывание Соловьёва о НОДе.


Есть один момент, надо его описать. Мы же договорились всегда честно говорить с нашими зрителями, гражданами. Вообще, сила НОДа в правде, в честности.


Я ещё раз обращаю ваше внимание, что американцы, судя по всему, законспирировали проект "Прилепин" именно с целью, опираясь на свою пятую колонну в российских СМИ, перехватить национально-освободительный процесс. Понимаете? Мы это видим. Ведь он об этом же молчал, буквально он об этом впервые сказал по российскому телевидению, перед самой массовой аудиторией в прайм-тайм, в передаче у Соловьёва. Естественно для этого ему был создан антураж, то есть, грубо говоря, это заявление о том, что он является нодовцем, за суверенитет. Это заявление сделано именно максимально громко. То есть, громче нету передачи, где бы обсуждали политику, чем соловьёвская. И тем более, в таком формате.



Наверное, скажут, что я боюсь, что Прилепин будет конкурентом. Речь не об этом. Ну кто-то, наверное, скажет так. Речь о том, что очевидно американский проект запускается, и почему через Прилепина. И я хочу обратить на это внимание для того, чтобы наши активисты это увидели, поняли и начали анализировать ситуацию. Ещё раз говорю, это вызвано тем, что НОД реально, предварительно конечно, но победил после референдума, и поэтому стоит вопрос не борьбы с НОДом, это бессмысленно. Обозвать нодовца дураком, как было раньше, все 9 лет, уже глупо, потому что все нодовцы. А уже борьба идет за то, кто возглавит дальнейший национально-освободительный процесс.


И здесь я еще раз хочу сказать: переход этого процесса в партию, которая не может обеспечить референдум и не может обеспечить конституционную реформу, (а понятно, что партия Миронова — белоленточная и этого сделать не сможет, она будет маленькой оппозиционной по-любому), само по себе, даже это, технологически означает слив национально-освободительного движения. Сила в том, что мы привязаны к инструменту, созданному Путиным под названием "Единая Россия", которая может это сделать, провести конституционную реформу, в чём мы убедились. Другие этого не смогут, и даже то, что они не захотят — это отдельная история, технологически не смогут. Таким образом, цель — это завести национально-освободительный процесс в тупик изначально, понимаете, да?


Именно поэтому в Прилепина вложили такие огромные деньги. Именно поэтому ресурсы центрального телевидения, главные ресурсы центрального телевидения, массовые интернет-ресурсы, сплошняком все наши аналитики говорят, что ютуб просто двигает Прилепина, продвигая, как бы втыкая во все группы, в рекламу, или что-то, или его поднимая в ТОПы и так далее. Ну, технологию, думаю, все знают. Вот на это я хочу обратить внимание, то есть, мы с вами впервые столкнулись с технологией попытки перехватить пятой колонной, врагами, сам национально-освободительный процесс. Причём, ещё раз говорю, не штабы НОД, штабы НОД у меня сомнений не вызывают. Там люди за 9 лет абсолютно подготовлены. А вот ту массу, десятки миллионов людей, которые начинают осознавать себя внутри освободительного процесса после референдума, но которые не имеют доступа к информации в силу её цензуры и блокировки, для того чтобы погрузиться в этот процесс по-настоящему. Вот на них и рассчитаны эти передачи Соловьёва, раскрутка в интернете Прилепина и вся вот эта линия. И под эту логику и формируется так называемая технология Гуайдо и Тихоновской, когда Прилепина продвигают в Государственную Думу. То есть, это не вопрос конкуренции.


————

Ну, как Махатма Ганди ещё говорил: "Сначала они тебя не замечают, потом смеются над тобой, затем борются с тобой. А потом ты побеждаешь."

————


Да, борются, пытаются возглавить или увести в сторону. Тридцать лет мы находимся в национально-освободительной борьбе. Прилепин больше 20 лет был на стороне США, публично и многократно, ну это очевидно, и вдруг он последние несколько лет после учёбы в Америке, обратите внимание, как в рот воды набрал. Что ему такое там сказали, в Нью-Йорке и так далее, что он вдруг перестал говорить то, что до этого говорил 20 лет, вот чего? Сказать могли только одно: ему объяснили, что у него миссия.


————

Ну командировка в Донецк тоже на PR-компанию похожа, не хочу никого обидеть... Ну, его поездка в Донецк, в Донецкую народную республику, он же туда командирован был?

————


Ну, это было организовано именно как PR-кампания. Посмотрите на тех ветеранов в Донецке и Луганске, ведь нет ни одного человека, ни одного человека, может быть, бутафорские какие-то есть, да, тролли, который был бы свидетелем, что он там воевал. Ну просто нет ни одного сослуживца, который скажет: "Вот мы, там где-нибудь, под вот такой-то станицей, в блиндаже вместе сидели и стреляли, а на нас двигались силы украинского АТО. Вообще, таких нет, вот просто таких нет. Я помню, у нас Мария Катасонова туда поехала, и на передовой она была в блиндаже, девчонка молодая была тогда, она там давала информацию, вела репортаж, и там она засмеялась, психическое было, ну как бы, нервное состояние. Кто такая Мария Катасонова? Никто, один раз приехала на передовую в Донецк, и десятки свидетелей, солдат, сказали: "Да, мы её там видели." Про Прилепина — ни одного, понимаете, то есть, может быть, он там был, сидел в офисе, то, что называется, формально.


Я вот, когда служил в Афганистане, могу рассказать такую историю, лично был свидетелем. Ну, моя служба заключалась в том, что я был главным энергетиком. Я ездил по всей территории Афганистана, то есть служба заключалась в том, что я не сидел в Кабуле, а в том, что я объезжал все гарнизоны от полка и выше. У меня было огромное количество подчиненных, около 1200 военнослужащих, и мы организовывали, соответственно, энергоснабжение — инженерную часть работы армии. То есть, весь риск в Афганистане был в перемещениях. Ты едешь через Саланг, тебя могут... и постоянно там засады, и ты едешь: и справа, и слева остовы сгоревших автомобилей и бронетехники. Ты едешь в Кундуз — та же история, едешь в Джелалабад особенно — та же история, летишь в Шинданд, в Герат самолётом — там колонна, везде разбитая техника. То есть, самое опасное в Афганистане — это именно были командировки, передвижения. У меня командировки были каждую неделю.


Так вот, к нам приезжали периодически проверяющие из Москвы. Зачем они приезжали? Дело в том, что если человек 3 месяца пробыл в Афганистане, ему выдают удостоверение участника войны, такое было постановление ЦК КПСС и Совмина Советского Союза. И потом, я же участник войны, у меня до сих пор это удостоверение есть. Там в удостоверении... кадровые службы, они не знают, где ты был в Афганистане. Границу пересёк? Штампик стоит? Всё. Они считают по штампикам, три месяца есть? Участник войны. Участник войны — соответственно право внеочередной покупки автомобилей, внеочередные покупки билетов куда-то там. В Советском Союзе очереди были, везде были, можно было без очереди купить кроссовки в магазине, а за кроссовками там очередь 200 человек стояла, как правило, это был дефицит. Вот как это было устроено. Можно квартиру было получить вне очереди и прочее — это участник войны. Соответственно, офицеры и генералы центрального аппарата Министерства обороны, естественно, хотели получить эти удостоверения. Для этого они ездили в Афганистан.


Вот как-то прилетела большая комиссия, человек 20, очень строгая комиссия. Как раз они занимались инженерной частью, энергетикой. Ну, реально мы их боялись, потому что у них там всё... малейшее что-то неправильно сделал в энергоснабжении, в дизеле, что-то ещё — всё, ты виноват, неправильная организация, выговоры лепили, званий лишали и так далее. Строгие были контролеры. И вот они прилетают, три дня все в центральном штабе от них бегают. Меня командование вызвало из командировки, потому что они приехали.


Дальше происходит следующая история: они собираются лететь в Джелалабад, дальше качать свои, значит, права. Едут на аэродром в Кабуле. Соответственно, летят на вертушках, за ними летит две вертушки. Ну они приехали немножко раньше, я просто их сопровождал. И вот летят две вертушки, и одну вертушку сбивают, но не сбили, а просто подбили, то есть она задымила, но села — аварийная посадка. А вертушка летела за ними, вторая прилетела нормально. Соответственно, они такие бледные, возвращаются в центральный штаб, объявляя, что никуда больше не полетят, двадцать человек. Хотя, в принципе, ну подбили вертушку, другую бы прислали — это не проблема. Никуда не полетят — всё, тема закрыта.


Недели три, просто командировка была три недели, сидели у нас. Великолепные отчёты, не глядя. Мы же за них отчёты... они же не летели там по территории Афганистана: Шинданд, Джелалабад, Кабул, Газни и так далее. Соответственно, мы им прислали эти отчёты, им же надо в Москву отчёты везти, там наши офицеры написали всё это, переслали, тогда были факсы, тогда не было электронной почты, всё это прислали, всё это распечатали, всё им дали. Кто-то из наших, вот я лично помню, за эти три недели даже куда-то съездил, а, на склады в Пули-Хумри. Ну, чтобы там сверить материальные ценности. Вернулся, всё им отдал, они написали, что мы тут все идеальные ребята, все достойны звания Героя Советского Союза и быстренько свалили через 3 недели.


Вот поведение типичного проверяющего, который не хочет рисковать. Ну, в принципе, они в Афганистане были, значит, еще раз, два, три раза слетали бы, три месяца набрали. Всё, герои, участники войны. Внеочередные квартиры, право на покупку автомобиля и кроссовок. Всё нормально.

Но это были участники реально боевых действий? Вот эти люди? Ну там написано в наших удостоверениях: участник боевых действий. Вот реально они были участниками? Ну конечно нет. Но они получили удостоверение участника боевых действий. Понимаете, да? Вот и всё.


Это также история с Прилепиным, то есть, нет ни одного свидетеля, который бы на месте был реальный человек. То есть это была показная история. Ему сказали: "Езжай, там побудь, создай как-бы имидж. А мы этот имидж раскроем." Ведь на самом деле, там были в Донецке, Луганске тысячи людей, но никто не бил себя в грудь. Мария Катасонова была там, но она разве в грудь себя била? Наши нодовцы, сотни людей, возили туда гуманитарку. И не только гуманитарку, у нас там погибших около десятка в Донецке и Луганске, вы их знаете. Надо ссылку дать, чтобы наши на них посмотрели. Мне просто туда запретили ехать, меня не пустили на границе. Значит, были, но никто же не говорит, что там воевал.


Быть и воевать — это разные вещи.


————

Евгений Алексеевич, по поводу Лаврова. Было большое интервью Соловьёва. И риторика поменялась. Я так понимаю, как бы МИД немножко подстраивается под сегодняшнюю ситуацию. Даже заговорили о том, что мы, возможно, разорвём свои связи с Евросоюзом, если вдруг возникнет такая ситуация. Как и, в принципе, Владимир Владимирович сказал по поводу интернета. Изменение риторики Лаврова соответствует действительности? Как Вы считаете? Просто раньше Вы говорили, что он немного мягок с нашими оппонентами.

————


Ну, он мягок в силу своего статуса. Я вот помню, я приехал как-то в Сербию. И там проводились выборы президента. И я захожу к нашему послу и говорю... А я возглавлял тогда группу по контролю за выборами, то есть был начальником группы депутатов. И, в принципе, это была политическая миссия, и там можно было конкретно сказать, вот, как американцы говорят какую-то дичь: выборы неправильные. А там, естественно, заваливали патриота, который был сторонник Югославии и так далее. Его завалили. Вполне можно было сказать: "Выборы неправильные, завалили хорошего человека на самом деле." Ну, вот, как они говорят. Но на меня посол посмотрел, как на сумасшедшего. "Вы что, — говорит, — охренели что-ли, молчите в тряпочку, Ваша поездка в Белград — это просто для галочки, Вы тут должны отбыть, вот идите в ресторан, мы Вас тут кормить будем, туда-сюда, на экскурсию и сваливайте отсюда." То есть, это был блеф — вот эта поездка, посмотреть как выборы, надо было просто подтвердить конструкцию, что вот изберут того человека, который устраивает американцев. Вот и всё.


Вот, пожалуйста, позиция МИДа. Это был посол. И весь МИД занимал такую позицию. Кто бы ни был Лавров лично по своим взглядам — это позиция органа, а орган работает на основе Конституции и законов, а не на основе мнения их начальников. Не соблюдал бы Лавров законы, он бы министром иностранных дел никогда не стал. Всё-таки, у него возраст — будь здоров. И он всю свою жизнь строго жил по закону и по тем правилам, которые есть в МИДе. Так что то, что с ним произошло — это просто разверзлись небеса и ударил гром. Это прямо противоположная история. Я начинаю думать, как ему было это тяжело произносить, учитывая, что его семья в Америке долгое время жила, наверняка остались контакты и многое другое, друзья, и прочее-прочее, ну как без этого? То есть, понятно, что просто так он этого бы не сказал. Он человек, который входит в Совбез — это значит, он каждую неделю общается с Путиным. Понятно, что это было прямое указание. И обратите внимание, как не входящий в Совбез Песков, тут же опроверг, сказав, что это неправильно поняли. После чего МИД заявил, что да, разрыв будет, но по инициативе Евросоюза, если Евросоюз такую инициативу проявит. То есть, грубо говоря, МИД утвердил решение Лаврова, что Лавров прав, а не Песков. Обратили внимание? Понимаете, да?


————

А почему такая может быть несогласованность? Всё-таки Песков — пресс-секретарь.

————


Очень просто. Потому что у нас государство проамериканское, оккупационное, коллаборационистское. То есть, тут несогласованность у нас сплошь и рядом. Лавров лично, судя по всему, выполнял поручение Путина. А Путин не может дать поручение тысячам человек, понимаете? Либо он должен сказать что-то публично, он сам по себе публичное лицо. Либо бумагу написать. Бумагу написать он не имеет права как президент. Значит, он может только Лаврову доверить какую-то миссию или кому-то доверить. И круг людей, которым он может доверить — очень незначителен. Особенно в условиях эпидемии, когда эти разговоры нельзя по телефону вести, Вы же понимаете. Значит, это личные встречи и так далее и тому подобное.


Таким образом, Лавров просто изложил позицию главы государства по этому вопросу, и эта позиция не совпадает с позицией российского государства, обратите внимание, как государственной машины и системы.


Помните, я говорил: мы все в России коллаборационисты, прежде всего народ, конечно, который проголосовал за коллаборационистскую конституцию, если он на референдуме принял решение, что она коллаборационистская, что иностранные нормы для нас обязательны, что надо по ним договариваться с американцами, то конечно все коллаборационисты — это же понятно. И в этом плане, естественно, чиновники не исключение. Просто, национально-освободительное движение, это, до победы, конечно — это движение партизан. И в этом смысле Лавров сказал, как партизан, а не как министр.


————

Вот про партизан хотел ещё спросить. Вот у нас был случай: наш соратник Станислав Горбунов вышел в пикет одиночный. Это срезонировало. И Соловьёв заметил. Но Соловьёв сказал очень интересную вещь: он позицию Станислава поддерживает, но не является нодовцем. Это тоже партизанщина, Евгений Алексеевич, или всё-таки чистосердечное?

————


Ну, после этой позиции хотелось бы спросить, а кем является? То есть, есть позиция Станислава за Отечество, за суверенитет, за восстановление Отечества. Есть другая позиция, да сплошь и рядом. Но все другие позиции — мы против суверенитета, против восстановления Отечества. Просто, за что тогда Соловьёв? Понятно, что он не мог сказать: я нодовец, потому что его пнули бы с телевидения в одну секунду, просто мгновенно, потому что телевидение — это не Соловьёв. Телевидение — это десятки тысяч людей с гигантским бюджетом, напоминаю, 140 млрд только из российского бюджета получают. И это только часть денег. От американской рекламы и всего остального — основная часть денег идёт. И, естественно, его просто оттуда пнули бы сапогом, какой бы он ни был опытный журналист. Понимаете?


Поэтому он так сказать не мог. Поэтому он с одной стороны сказал про НОД, а с другой стороны остался вопрос: а за кого, ну за кого? Вот нодовцы говорят: "Мы — за Отечество." И это единственный принцип, который объединяет нодовцев. Всё. Кто-то из нодовцев — коммунист, кто-то из нодовцев по взглядам — социалист, кто-то — либерал, кто-то — ещё кто-то, но все за Отечество. Вопрос: а Соловьёв по отношению к Отечеству за что, если он не за идеологию НОД по восстановлению Отечества? Вопрос повис в воздухе. Я понимаю, Соловьёв больше сказать не мог, я еще раз об этом скажу. Но вопрос повис в воздухе. И я думаю, что то, что он висит в воздухе, этот вопрос, это позволяет о нём думать, в том числе и окружению Соловьёва. А это тоже хорошо.



17 февраля 2021 года БЕЛРУСИНФО

Просмотров: 340Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все